Наум Шафер
Книги и работы
 Книги и работы << Наум Шафер. День Брусиловского << ...
Наум Шафер. День Брусиловского. Мемуарный роман

Наум Шафер. День Брусиловского

Мой самый длинный День рождения


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 |

- Как сам написал?! Той же самой рукой, которой написал лирико-трагическое стихотворение "Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины"?

- Той же самой!

- Той же самой рукой, которой написал "Жди меня, и я вернусь"?

- Именно так!

- Бруно, ты клевещешь на любимого поэта советской молодёжи!

- Я клевещу? Эго твой любимый поэт клевещет, а не я! - И Бруно стукнул кулаком по столику. Одна рюмка чуть не опрокинулась, но я успел её подхватить, одновременно заметив, что в другом дальнем углу, где сидела молодая парочка, из-за столика поднялся парень... Очевидно, он подумал, что у нас снова что-то произойдёт. Но мы замолкли, и он сел, предварительно приветливо помахав нам рукой: мол, не слишком кипятитесь, ребята.

- Бруно, - сказал я, - давай всё-таки мирно всё закончим, хотя я с тобой категорически не согласен по части Симонова. Вот у нас тут в рюмках осталось по паре глоточков. Давай один глоток сделаем за здоровье Дунаевского, а другой - за здоровье Брусиловского. Закусим остатками отбивной и отправимся восвояси.

- За автора песни "Широка страна моя родная" пить не буду,- угрюмо ответил Бруно.

- Но почему? - встрепенулся я, - Ведь такой величаво-лирической и проникновенной песни о Родине у нас ещё не было за всю историю музыки в России! Эта песня - удивительный символ взлёта свободной человеческой: души!

- Ох, как ты красиво научился говорить! Краснобай несчастный! Ишь ты, символ взлёта свободной человеческой души... То есть, "Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек". Ответь честно: тебе очень вольно дышится после утреннего сообщения по радио?

- Бруно, ведь это же метафора, прекрасная метафора! Так должно быть на земле, которую считаешь своей Родиной!

- Не увиливай! Ответь прямо: тебе очень вольно дышится после утреннего сообщения о врачах-отравителях и о буржуазном еврейском националисте Михоэлсе?

- Хорошо, Бруно, раз ты не хочешь меня понять, пойду на компромисс. Дунаевский далеко, в Москве, а Брусиловский, мой великий учитель, - радом. Давай выпьем за него!

- И за него пить не буду!

- Почему?

- Потому что он не Бах, не Моцарт и не Бетховен!

- Но зато он - Брусиловский!!!

- Эта фамилия не так звучит, как те, которые я перечислил. Кроме "Двух ласточек" твой Брусиловский ничего путного не создал.

- Как ты смеешь так говорить! Ты ведь совершенно незнаком с его творчеством, а берёшься судить. Вот две недели назад по радио снова передавали его Третью симфонию, и я до сих пор хожу под сильнейшим впечатлением от прослушанного.

- Ну и ходи себе на здоровье, а меня не трогай. - Но, заметив мой пришибленный вид, Бруно всё же спросил: - Ну и что в ней хорошего, в этой Третьей симфонии?

Этого было достаточно, чтобы я снова встрепенулся и закатил просветительскую лекцию. Я начал сравнивать Брусиловского с Глинкой. Подобно тому, как Глинка считается основоположником всех жанров в русской классической музыке, так и Брусиловский является основоположником всех жанров в казахской профессиональной музыке - оперной, симфонической, камерной... А Третья симфония, заключил я, - это вообще самая первая казахская симфония, и она послужила стимулом для развития буквально всех форм симфонической музыки в Казахстане.

- А куда девались его первые две симфонии и почему не они стали началом всех начал в казахской профессиональной музыке?

Это уже было проявлением любопытства, и я с удовлетворением ответил:

- Первые две симфонии Евгений Григорьевич написал в Ленинграде, где учился у ученика Римского-Корсакова Максимилиана Штейнберга, и они ещё не имели отношения к казахской тематике. Вот почему начало начал в Казахстане - это Третья симфония.

- Ну ладно, - великодушно промолвил Бруно. - Расскажи в таком случае, что в ней хорошего, в этой Третьей симфонии...

И меня понесло - стремительно и легко. Буквально захлебываясь от восторга, стал рассказывать о её достоинствах, о том, как я воспринимаю её программу, о том, в каких невероятно трудных условиях она создавалась.

- Ты представляешь, как трудно пришлось Евгению Григорьевичу, когда он работал над этой симфонией! Во-первых, это были годы войны: стеснённое материальное положение, нехватка продуктов, Алма-Ата кишела эвакуированными, по городу ходили полуголодные приезжие артисты в поисках заработка... И именно при таких обстоятельствах Евгений Григорьевич задумал свою Третью симонию, которую назвал "Сары-Арка". Ему хотелось внушить людям уверенность в победе над врагом, утвердить в них оптимизм и надежду.

- Наум, давай всё-таки без красивостей, - прервал меня Бруно. - Я уже понял, что во-первых. Давай без всяких возвышенных деклараций во-вторых!

- А во-вторых, возникла такая же ситуация, как при сочинении первой казахской оперы "Кыз-Жибек": ни одного казахского оперного образца! И здесь то же: ни одной казахской симфонии, никаких образцов, надо было самому создавать образец! Эту проблему можно было решить только благодаря тому, что Брусиловский был без ума влюблён в казахский музыкальный фольклор.

- Без ума-а-а... влюблё-о-о-н... - саркастически протянул мой друг. - Нельзя ли по-деловому и конкретней?

И я конкретно и коротко стал говорить о первых трёх частях, в которых композитор печально и скорбно отобразил быт дореволюционного Казахстана. Говорил об удивительном симфоническом мышлении автора, о сложном развитии музыкальных тем, почерпнутых из фольклора, о его смелых экспериментальных приёмах при использовании казахских кюев, причём особое внимание обратил на то, с каким бетховенским размахом Брусиловский преобразил знаменитый кюй Курмангазы "Балбраун". Сказал, конечно, и о яркой контрастности, которая эффектно возникает при переходе от третьей части симфонии к четвёртой части, когда пронзительная грусть сменяется победным звучанием торжества и силы народа, сбросившего с себя вековой гнёт. Такой финал был так необходим в грозные и тяжёлые года войны с германским фашизмом!

- Если ты не хочешь выпить персонально за Брусиловского, то давай выпьем конкретно за его Третью симфонию! - с пафосом заключил я. - Пусть она и в наши дни поможет нам преодолеть все невзгоды и несправедливости!

- Выпьем тогда, когда я сам её услышу, - глядя в сторону, ответил Бруно. - Мне нужно убедиться, что твоя велеречивость имеет хоть какое-то основание. А сейчас выпьем за что-то другое.

Мой друг продолжал оставаться мрачным, и я понял, что хмель крепко засел в его голове и он пытается это скрыть за нарочитой серьёзностью. Да, признаться, и моя голова слегка кружилась.

После некоторого молчания Бруно вдруг спросил:

- А что это такая за тональность E-dur? Почему её постоянно долдонят по радио и на концертах в филармонии? Что она обозначает по-русски?

- По-русски она обозначает ми мажор, - ответил я. - А что?

- А то, что мы с тобой сейчас выпьем за эту тональность!

В этот момент я нанизывал на вилку кусочек отбивной - и вилка выпала из моих рук.

- Ты с ума сошёл, мой друг, - заикаясь, как Брусиловский, проговорил я.- Таких тостов сроду не бывает. Как это можно пить за тональность? За её здоровье, что ли?

- Вот именно! Пусть она живёт и процветает!

- Бруно, не превращай меня в идиота! За какое-нибудь произведение, написанное в этой тональности, выпить ещё можно. Скажем, за Седьмую симфонию Брукнера, которую недавно передавали по радио. Она как раз написана в тональности E-dur, то есть ми мажор. По своим торжественно-героическим интонациям она чем-то близка Третьей симфонии Брусиловского.

- За Брукнера пить не буду, поскольку не знаю ни одной ноты из его сочинений. Выпьем просто за тональность E-dur!

- Но выпить за одну тональность в чистом виде - это полнейший абсурд!

- А я хочу! Мало того, категорически требую выпить за тональность E-dur!

И тут я понял, что в процессе моего разглагольствования Бруно находился малость в ущемлённом состоянии, теперь ему важно показать своё превосходство надо мной. И, поняв это, я решил не сдаваться. В конце концов, клин вышибают клином, то есть абсурд вышибают абсурдом. И я воскликнул:


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 |

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку
на этой странице, просто выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

 
Rambler's Top100
Система Orphus
Counter CO.KZ: счетчик посещений страниц - бесплатно и на любой вкус © 2004-2018 Наум Шафер, Павлодар, Казахстан