Наум Шафер
Книги и работы
 Книги и работы << Наум Шафер. День Брусиловского << ...
Наум Шафер. День Брусиловского. Мемуарный роман

Наум Шафер. День Брусиловского

Мой самый длинный День рождения


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 |

"Следствие установило, что большинство участников шайки врачей- вредителей – М.Вовси, Б.Коган, А.Фельдман, А.Гринберг, Я.Этингер и другие - было связано с международной еврейской буржуазно-националистической организацией "Джойнт", которую американская разведка создала под флагом "оказания материальной помощи" евреям других стран. По сути дела "Джойнт" - это филиал американской разведки, прикрывающей свою подрывную деятельность маской "благотворительности". Теперь эта маска сорвана! Теперь полностью разоблачена подлинная деятельность международной еврейской, сионистской организации - организации шпионов и террористов, состоящей на службе у агрессивного американского империализма".

Для камуфляжа втиснули и пару русских фамилий - В.Виноградова и В.Егорова. Но, судя по всему, эти двое попались на американскую удочку, предварительно сагитированные евреями. И вот в статье ставится проблема усиления бдительности по отношению к инородцам, которые способны завлечь в свои сети людей коренной национальности.

Должен сознаться, что поначалу я всё же частично чему-то поверил. Здесь сказались два фактора: моя искренняя советская настроенность (она во многом у меня сохранилась и после развала СССР) и абсолютное невежество по части тех фамилий, которые были названы. Я знал, что названные люди были видными деятелями советской медицины, но это знание было чисто информативным, без подтверждения их личностных качеств и научных достижений. Короче говоря, я не имел представления об этих людях с той точностью, которая помогла бы мне моментально с гневом отвергнуть все чудовищные обвинения по их адресу.

Но и в тассовском сообщении, которое я слушал утром по радио, и в передовой статье "Литературки" меня ошеломила одна деталь, благодаря которой я подверг сомнению все факты, навязываемые доверчивым советским людям:

"Арестованный Вовси заявил следствию, что он получил директиву "об истреблении руководящих кадров СССР" из США от организации "Джойнт" через врача в Москве Шимелиовича и известного еврейского буржуазного националиста Михоэлса".

Вот так прямо взял и заявил? От глагола "заявил" здесь явно отдавало неприкрытой фальшью. Три месяца спустя я убедился, что не ошибся в своей интуитивной догадке. Власти вынуждены были признать, что подобные "заявления" выколачивались следователями "строжайше запрещёнными методами", то есть дикими пытками. Иначе говоря, следствие велось в высшей степени безнравственно и подло.

Но не только подло. А и без чувства элементарного стыда в безудержных формулировках. Михоэлс - известный еврейский буржуазный националист? Вот это новость! А мы-то, наивные простаки, думали, что он - всемирно известный великий актёр и общественный деятель, имеющий к тому же звание Народного артиста Советского Союза. Когда это он успел стать буржуазным националистом, да ещё и известным? Кто в СССР и во всём мире знал его в таком качестве? Чарли Чаплин, что ли? Или Поль Робсон! А, может, Альберт Эйнштейн? Бухающие бездоказательные формулировки без оглядки на прочный статус человека и с надеждой на короткую память общественности просто потрясали. И мне вспомнилось афористическое высказывание Ларошфуко, которое однажды процитировала Евгения Яковлевна Рубинова на лекции по зарубежной литературе: "Он не считал ложь безнравственной, когда она была удобна".... Да, существует, оказывается, такая философия: облагораживать, изволите знать, можно не только созиданием, но и разрушением...

Банальная истина: от лжи всегда что-то остаётся. Выше я написал, что чему-то всё-таки поверил. А теперь хочу добавить, что отправил в Акмолинск родителям короткое письмо, которое заканчивалось ужасной фразой: "Мне больно и стыдно за евреев, которые способны на такие мерзости". Однако личность Соломона Михайловича Михоэлса не давала мне покоя. Ну не мог он быть шпионом и террористом! Не мог, и все! Хоть кожу с меня сдерите!... Это была та самая ниточка, которая, постепенно распутываясь, день за днём выводила меня на путь истинной логики: если оклеветали благороднейшего Михоэлса, то могли оклеветать и других.

Моя мама сохранила все письма, которые я писал ей, отцу и младшему брату за все пять лет учёбы в университете. И по этим письмам, которые сейчас лежат передо мной, я снова убеждаюсь, как я неуклонно прозревал - задолго до правительственного сообщения о том, что по отношению к врачам была допущена тягчайшая ошибка. В письме к брату от 28 января я писал: "Лазарь! Береги наши две пластинки (ты знаешь, какие я имею в виду), а также книжечку об исполнителе. Если ты о нём услышишь что-то плохое, - не верь!"

Понимая, что письма могли проверяться негласной цензурой, я не решался назвать вещи своими именами. Я имел в виду две пластинки Михоэлса с фрагментами спектаклей по произведениям Шолом-Алейхема. Ну а книжечка - это небольшая, но весьма насыщенная монография Я.Гринвальда о творческом пути артиста, которая вышла в свет сразу же после его злодейского убийства 13 января (!!!) 1948 года в Минске. В связи с этим напоминаю, что Михоэлсу устроили пышные похороны в Москве, его имя присвоили ГОСЕТу (Государственному Еврейскому театру), а вслед напечатали книгу Гринвальда. Всё это делалось с целью камуфляжа: ведь тогда муссировалась официальная версия, что артист погиб в результате случайной автомобильной аварии. Оклеветан он был посмертно - пять лет спустя вот в этом самом тассовском сообщении о "деле врачей". А театр расформировали значительно раньше - уже через год после гибели Михоэлса, в 1949 году, когда я находился в Москве, сделав дурацкую попытку (вот уж действительно - выбрал время!) поступить на филологический факультет Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова. Но это уже другая история...

Возвращаюсь к тринадцатому января 1953 года. Предварительно, за день до этого, мы договорились с Бруно Локком отметить на пару мой день рождения в каком-то скромном кафе или просто в первой попавшей "забегаловке". И вот с "Литературной газетой" в руках я мчусь к нему в Институт иностранных языков, где он учился на английском отделении. Благо этот Институт находился недалеко от нашего Университета - на той же Комсомольской улице.

Бруно Локк, депортированный немец, красивый брюнет, небольшого роста, плотно сложенный парень, с которым мы подружились ещё в Акмолинске (учились в одной школе и в одном классе), привлекал меня своим интеллектом, начитанностью и способностью философски рассуждать на многие социальные темы, а также вести серьёзные, с большой долей иронии, разговоры о любви - а она в первую очередь интересовала десятиклассников мужской средней школы имени Ворошилова, которые заводили себе подруг из женской средней школы имени Кирова.

Как известно, в дружбе не бывает равенства - лидером должен быть кто-то один. Бруно как раз был из таких, кто лидерства никому не уступал. Ему было интересно общаться со мной (я прежде всего просвещал его по музыкальной части), но он всегда бывал начеку: как только начинал чувствовать, что я в чём-то его одолеваю, тут же осаживал меня, давая понять, что лидер в нашей дружбе – он, а не я. Отсюда проистекало его менторское отношение ко мне: он постоянно меня распекал за "слюнявый романтизм" и за возвышенное отношение к советской власти.

Найдя Бруно в Институте, я попросил его прочитать прямо при мне передовую статью из "Литературки" и прокомментировать её.

- А что её читать и комментировать? - иронично усмехнулся Бруно. - Убежден, что ничего нового после радиосообщения я здесь не найду. Все советские газеты и радиостанции на один лад талдычат одно и то же, борьбы мнений у нас не бывает - разве ты этого не знаешь? Зачем заниматься пустой тратой времени? Пойдём лучше в кабак, зальём все эти сообщения хорошей водочкой или крепким коньячком. Уж больно выпить хочется после всего этого. Выпьем, осмелеем и, может быть, завлечём какую-нибудь Неллочку.

- Бруно, мне не до шуток. Прочитай статейку прямо сейчас, она небольшая. А потом я у тебя кое-что спрошу. Ну - сделай милость ради моего дня рождения...

- Разве ради этого... - задумчиво отреагировал он. - Ну ладно, давай газету. Подойдём к окну....


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 |

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку
на этой странице, просто выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

 
Rambler's Top100
Система Orphus
Counter CO.KZ: счетчик посещений страниц - бесплатно и на любой вкус © 2004-2018 Наум Шафер, Павлодар, Казахстан