Наум Шафер
Книги и работы
 Книги и работы << Михаил Булгаков. Оперные либретто. << ...
Михаил Булгаков. Оперные либретто.

Михаил Булгаков. Оперные либретто.

Н.Шафер. Булгаков-либреттист


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |

Тени великих классиков незримо витали над письменным столом писателя. В "Минине и Пожарском" обращает на себя внимание традиционный пышный финал, который явно проистекает из финалов глинкинских опер. Порой Булгаков застревал на ходульных эпизодах, шаблонных фразах и банальных рифмах типа "вижу - ненавижу", "любовь - кровь", "любишь - губишь". Но вопреки этим издержкам, его слово оставалось властным, выразительным, и он упорно шёл по пути обновления жанра.

Рассмотрим это на примере процитированного выше монолога Люсьена. Монолог воспринимается как стандартный набор фраз лишь при изъятии из контекста. В контексте же он приобретает совершенно иное звучание. Вслушаемся в тихую ответную реплику Рашели: "Здесь засмеются над тобой, когда узнают, о чём ты шепчешь женщине продажной в вертепе грязном в час ночной". Это не столько ирония над романтизмом Люсьена, сколько трезвая самооценка собственной личности. Но "подводное течение" данного эпизода таково, что самооценка не должна приниматься всерьёз. Ведь Рашель совершит подвиг и тем самым полностью подтвердит право Люсьена видеть её прекрасной в "вертепе грязном" и говорить о ней в самых возвышенных тонах. Вот она, самодостаточность текста, требующая не музыкальной компенсации, а музыкального усиления. У Булгакова каждая реплика того или иного действующего лица "работает" на развитие конфликта. Здесь четко просматривается связь с его лучшими драматическими произведениями. Не случайно Я.Платек, пытаясь осмыслить роль музыки в жизни и творчестве писателя, обращает внимание на кульминационные моменты его пьес, которые неизменно связаны с музыкальным эквивалентом5.

В булгаковских либретто нет и намёка на привычную оперную статичность. Все центральные персонажи - Минин, Пожарский, Петр I, командующий красным фронтом Михайлов ("Чёрное море"), Рашель -непрестанно преодолевают различные преграды. В результате высвечивается внутренняя основа самих преград и объёмно выявляются индивидуальные качества персонажей: у Минина - черты прекрасного семьянина и народного мыслителя, у Пожарского - подлинный аристократизм духа, у Петра I - железная воля и ранимое сердце, у Михайлова - верность долгу и величайшая усталость, а у публичной женщины Рашели - непродажная, незамутненно-чистая душа...

Необходимо особо отметить, что каждое либретто уже с самой первой картины поражает той информативностью слова, за которую сейчас ратуют специалисты, в частности либреттист Ю.Димитрин, открывший на страницах журнала "Музыкальная жизнь" дискуссию о влиянии либретто на восприятие оперного спектакля6. Правда, по мнению профессора Э.Пасынкова, тезис Ю.Димитрина об информативности оперного текста справедлив лишь в отношении комической оперы7, но Булгаков ещё в 30-х годах практически доказал, что подобный тезис справедлив и в отношении исторической оперы.

В самом деле, первая картина "Минина и Пожарского" мгновенно увлекает напряжённым сюжетом, динамичным развитием действия, столкновением характеров. За пятнадцать-двадцать минут музыкально-сценического действия происходит стремительный круговорот различных происшествий: зритель-слушатель (а, вернее, увы, пока всё ещё только читатель) успевает оценить возвышенный и поэтический склад души патриарха Гермогена, много повидавшего на белом свете, а теперь - заточенного поляками в Кремлёвскую темницу и прикованного к стене (ария Гермогена "Полночь..."); затем следует "переживательный" эпизод, когда в темницу тайно проникает посадский сын Илья Пахомов, а Гермоген спешно диктует ему "устную" грамоту для народа - таким образом, сразу же проясняется бурное положение дел в стране: польский король Сигизмунд, бесчинствуя в Москве, прочит на русский трон своего сына Владислава; наступает самый острый момент в первой картине: немецкие драбанты, находящиеся на службе у поляков, хватают Илью, когда он пытается скрыться; далее начальник польского войска в Москве Гонсевский при сверхактивном участии боярина Андронова допрашивает Илью - этим эпизодом Булгаков удачно обозначает тему боярской измены; наконец, первая картина заканчивается волнующим ариозо прикованного к стене Ильи ("Луна, луна"), которое выражает его тоску по оставленной невесте - следовательно, писатель успевает наметить ещё одну линию: любовную... Все эти события умещаются ровно на трёх страницах печатного текста!

С формальной точки зрения, беспрерывные "переключения" приводят к психологической легковесности в обрисовке персонажей. Но ведь ещё Вл.И.Немирович-Данченко заметил, что либреттисту вовсе не обязательно уподобляться автору драматических произведений: если в драме необходимы несколько страниц для обоснования перехода от одного события к другому, то в либретто такие страницы будут лишними - данную функцию успешно выполняет музыка.

Ю.Димитрин в упомянутой статье выразил мысль, что сегодня основа успеха оперного спектакля заключена прежде всего в действенном тексте. Если это так, то булгаковские либретто дают блестящие образцы действенного текста, что, однако, не исключает плюрализма мнений. Принявшая участие в дискуссии Ирина Сорокина напомнила, что магнетическая сила многих сцен из опер Вагнера заключается как раз "в замедленном ритме, в кажущейся бесконечной протяжённости"8. Можно добавить, что прелесть первого акта гениальной оперы Глинки "Руслан и Людмила" - в эпической статике... И всё же в современных дискуссиях об оперном либретто идея действенности текста и его психологической убедительности является ведущей. Перед современными либреттистами стоит задача, которую задолго до них пытался решить Булгаков: дать возможность оперному певцу проявить себя не только как вокалисту, но и как артисту.

Тот, кто во что бы то ни стало захочет сделать Булгакова "советским писателем", непременно станет утверждать, что его оперные либретто насыщены живыми ассоциациями с эпохой социализма. В "Минине и Пожарском" он услышит отзвуки политики патриотизма, связанной с воспитанием у молодёжи чувства национальной гордости, в "Петре Великом" ощутит созидательный пафос, характерный для первых сталинских пятилеток, в "Чёрном море" он восхитится романтикой гражданской войны, а в "Рашели" обратит внимание на модификацию мопассановских пруссаков, ставших похожими на немецких фашистов. Всё это так, да не совсем...


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку
на этой странице, просто выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

 
Rambler's Top100
Система Orphus
Counter CO.KZ: счетчик посещений страниц - бесплатно и на любой вкус © 2004-2019 Наум Шафер, Павлодар, Казахстан