Наум Шафер
Книги и работы
 Книги и работы << Исаак Дунаевский. "Когда душа горит творчеством..." << ...
И.Дунаевский. Когда душа горит творчеством...

Исаак Дунаевский. "Когда душа горит творчеством..."

Дунаевский в Казахстане


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 |

Такова "Карамболина" Кальмана-Дунаевского в кинофильме "Актриса". И чисто по-человечески жаль, что Кальману не довелось увидеть этот фильм, чтобы порадоваться тому, как его детище, полностью сохранив свою неповторимую индивидуальность, обрело новый оркестрово-хоровой "наряд" и стало актуально-созвучным оптимистическому искусству в годы войны. А ведь Имре Кальман прожил еще целых десять лет после выхода в свет "Актрисы" (умер в 1953 году) - Дунаевский лишь на два года пережил его...

Как же случилось, что имя знаменитого советского композитора не попало в титры фильма? Приехав в Алма-Ату, Исаак Осипович встретил там Алексея Пантелеймоновича Рябова, с которым когда-то вместе учился в Харьковской консерватории у И.Ю. Ахрона по классу скрипки. К этому времени Рябов был уже известным опереточным композитором (его "Свадьба в Малиновке" соперничала с одноименной популярной опереттой Бориса Александрова) и, кроме того, состоял в должности дирижера Киевского театра музыкальной комедии, который эвакуировался в Казахстан, выступая главным образом в Алма-Ате и Чимкенте. Ему-то Дунаевский и отдал в руки весь музыкальный материал для "Актрисы", а сам выехал с ансамблем в Среднюю Азию... Дальше объяснять, собственно говоря, нечего. Все происшедшее остается на совести А. П. Рябова и помогавшего ему О.А. Сандлера, который в это время заведовал музыкальной частью алматинского Русского драматического театра. Они что-то откорректировали в полученных нотных рукописях и позаботились, чтобы в титрах фильма появились только их имена, тем более, что Сандлер сочинил финальную "Фронтовую песню" на стихи Б. Туровского (ныне, к сожалению, почти совершенно забытую):

Девушка, помни меня,
Милая, помни меня.
С фронта славных побед
Шлю я привет.

Не знаю как слова, но мелодия замечательная - задушевная и мужественная...

Но главное в другом. Пора, наконец, восстановить справедливость и внести исправления в титрах фильма "Актриса". Новые надписи я мыслю себе примерно в таком виде:

"Мелодии из оперетт И. Кальмана и Ж. Оффенбаха.

Музыкальное оформление, обработка и инструментовка И. Дунаевского.

Музыкальная редакция А. Рябова и О. Сандлера.

Авторы "Фронтовой песни" - О. Сандлер (музыка) и Б. Туровский (стихи).

Вокальные номера исполняет Вера Красовицкая".

Вот теперь все станет на свои места.

... Ну а что касается сюжета "Актрисы", так комедия -она и есть комедия. Ее родниковые источники известны. Ну, разумеется, врачи возвратили Маркову зрение. И, естественно, он вернулся на фронт. И, конечно же, встретил там Зою в составе фронтовой бригады артистов... Закон жанра, ничего не поделаешь.

Каждый раз, обращаясь к Дунаевскому, я вижу то, чего не видел раньше. Оказывается, и в послевоенные годы не прерывалась его связь с Казахстаном. В моем домашнем архиве есть различные документы, свидетельствующие, что композитор постоянно получал письма от работников культуры, театральных деятелей и просто поклонников его музыки. Зачастую эти документы сами по себе, может быть, и не столь существенны, но комплексно все же отражают мир интересов композитора и его заочных друзей, живших в нашей республике. Иногда нет-нет, да и промелькнет какая-нибудь новая деталь, связанная с его творческой биографией. Так, например, выяснилось, что в 1948 году, уже приняв решение уйти из Ансамбля Центрального Дома культуры железнодорожников, Дунаевский снова отправился на гастроли, а разработал этот один из последних маршрутов Михаил Михайлович Правдин, который впоследствии стал руководителем Кокчетавского областного концертно-эстрадного бюро. Сохранившееся короткое деловое письмо Дунаевского достаточно красноречиво подтверждает серьезную роль М.М. Правдина в функционировании ансамбля:

"1 марта 1948 года.

Уважаемый Михаил Михайлович!

Как Вы сами подсчитаете, я остаюсь с 4 первыми скрипачами, а предстоят нам только крупные культурные центры.

Поэтому я прошу Вас немедленно оформить согласно моей телеграмме 2-х скрипачей или, по крайней мере, одного и послать их в Ансамбль (Днепропетровск).

Привет. И. Дунаевский".

А вот еще более интересный документ, обнаруженный мною в Российском государственном архиве литературы и искусства. Речь в нем идет о постановке в Семипалатинске на казахском языке оперетты Дунаевского "Вольный ветер". Чтобы оценить важность этого документа, необходимо вспомнить, что "Вольный ветер" - единственная советская оперетта, чьи музыкальные достоинства уравнены музыковедами и театроведами с творениями Штрауса, Оффенбаха, Легара, Кальмана. Те, которые знакомы с этой опереттой по халтурному двухсерийному телефильму Яна Фрида, имеют о ней искаженное представление. Дунаевский буквально страдал, что из-за сложности партитуры все опереточные театры СССР прибегали к купюрам. Все - кроме Семипалатинского областного казахского театра. Композитор с волнением следил за работой коллектива, присылал письма с рекомендациями и пожеланиями. Эти письма предстоит еще разыскать. Но нашлось одно из ответных писем театра, которое дает довольно полное представление о проделанной работе:

"Уважаемый Исаак Осипович!

Коллектив Семипалатинского областного казахского театра шлет благодарность за Ваш привет и пожелания.

Вы совершенно правы - спектакль идет на казахском языке, и трудностей при работе пришлось преодолеть много. Это был серьезный экзамен, тем более, что пьеса готовилась как подарок ко Дню выборов в Верховный Совет СССР. И хотя коллективу впервые приходится встречаться с такой трудной по музыке опереттой - коллектив преодолел эти трудности. "Вольный ветер" идет полностью, без единой купюры.

Комиссия по приему спектакля дала заключение, что "Вольный ветер" - "большое достижение театра и шаг вперед". Моральное удовлетворение коллектива очень большое. Конечно, мы сознаем, что еще много шероховатостей, но дальнейшей работой стараемся изжить их.

Посылаю Вам на память о первом спектакле на казахском языке Вашей оперетты - программу спектакля и рецензию на казахском языке. Афишу дошлю дополнительно.

Искреннее уважающий Вас

Л. Леонов.
29/III-1950 г.1

В письмах и устных выступлениях Дунаевский неоднократно говорил о безнравственности некоторых музыкантов, которые самовольно перекраивают и сокращают авторские партитуры. Если учесть, что "Вольный ветер" шел с купюрами даже в таких городах, как Москва, Ленинград, Одесса, Свердловск, Иркутск, то на этом фоне еще ярче проявляется подвижничество семипалатинцев в театральной культуре 50-х годов. В лице казахских артистов Дунаевский нашел ту нравственную опору и поддержку, в которой нуждается каждый художник.

* * *

Родственные по духу люди, живущие в разных концах земли, могут укреплять свою духовную близость только при помощи переписки. Вырождение эпистолярного жанра в наши дни - самая большая угроза духовному родству.

Кто-то очень метко заметил, что письма - это "духовная фотография человека". Подобное замечание можно отнести к любому смертному. Но письма Дунаевского - это еще и блестящие образцы эпистолярной литературы. Здесь он смело может быть сравним с такими композиторами, как Берлиоз и Шопен, Чайковский и Рахманинов.

Дунаевский любил писать письма. Он говорил, что писать письма для него такая же потребность, как сочинять музыку. Композитор переписывался преимущественно с женщинами - его пылкая и страстная душа откликалась прежде всего на излияния женских душ. Но, как правило, он не переходил границ платонических взаимоотношений.

Переписка с каждой женщиной имеет свою отдельную романтическую историю. Какова же история возникновения переписки между Дунаевским и Раисой Павловной Рыськиной?


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 |

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку
на этой странице, просто выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

 
Rambler's Top100
Система Orphus
Counter CO.KZ: счетчик посещений страниц - бесплатно и на любой вкус © 2004-2019 Наум Шафер, Павлодар, Казахстан