Наум Шафер
Книги и работы
 Книги и работы << ...

 

Панорама малой прозы


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |

Ю.Поминов рассказывает о забавных, порой трагикомических ошибках и опечатках на газетной полосе. Симптоматично, что некоторые опечатки - стихийно! - срывают покровы с лицемерия и лжи, неожиданно выявляя истинную правду во всей ее наготе. Так, например, "всенародно избранный Президент" было напечатано как "вненародно избранный Президент" - то есть "н" вместо "с" в первом слове. И подтасовка выборов стала документальным фактом, запечатленным в газете... О том, что подобные казусы могут стимулировать научные занятия дотошных лингвистов, уже не говорю.

Признаться, меня в некоторой степени умиляет стремление Поминова вырвать из общей массы личность и придать ей черты неповторимости. Ему очень хочется, чтобы человек, обреченный кануть в бездну забвения, остался бы жить хотя бы на одной страничке печатного текста. В первую очередь он пытается "спасти" своих бывших однокурсников. И он их действительно "спасает": вот красавец Вовка Беев, поражающий воображение женщин разных возрастов и специальностей; вот бесталанный ловкач, сумевший добиться сногсшибательной административной должности; вот впечатлительный романтичный студент, купивший на последнюю пятерку бутылку вина, полбуханки хлеба и банку дешевых консервов, чтобы справить поминки по похороненной любви к своей однокурснице. Все эти личности, с одной стороны, заурядны, с другой - неповторимы. У автора подспудно пробивается мысль, что в природе нет ограничений для проявления качества человеческой натуры. А "тревожные запросы совести и морали" (Ольга Форш) - что поделаешь! - удел не всех смертных.

Правда факта и художественная правда, как известно, - разные вещи. Порой всего лишь восемь или десять строк могут у Ю.Поминова приобрести ослепительную ширину. Миниатюру "Психология очереди" хочется процитировать полностью (не беда, если читатель прочитает ее дважды):

"За многие годы Советской власти, особенно за последнее время, у людей, а у номенклатурной верхушки в еще большей степени, сформировалась устойчивая психология очереди: ненавидеть тех, кто впереди, презирать тех, кто сзади, и, по возможности, расталкивать локтями тех, кто рядом...

Приходится констатировать: новые времена в этом смысле мало что изменили".
Вот и все. Но сколько здесь горькой иронии, сколько глубины и точности в крохотном тексте!

Природа и труд у Поминова - главные воспитатели человеческих душ. Об этом - серия небольших очерков "Пора сенокосная". Здесь улавливается скрытая полемика с приверженцами так называемого "кнопочного труда". Труд (подчас тяжелый, изнурительный) - это, в сущности, проверка не просто на физическую выносливость, а прежде всего - на нравственную стойкость. И вот перед нами предстает дядя Митя, тракторист, неутомимый и бескорыстный труженик, тип народного умельца и доброго человека, на котором держится земля. И - неотразимое счастье подростка, хорошо поработавшего на сенокосе: "Высокое черное небо дружелюбно подмигивает мне ясными глазами звезд. Ближе к полуночи звезды начнут падать: конец августа - пора звездопада. Надо поймать момент и загадать желание...Но неожиданно ловлю себя на мысли, что мне ничего не нужно от падающей звезды. На душе тепло и уютно: вот так бы ехать и ехать далеко, далеко...И я лежу, наслаждаясь тишиной и покоем, и думаю о том, как это здорово - жить под этим добрым небом..."

В этом финальном фрагменте выражен подлинный культ бескорыстия, о котором подросток еще не догадывается. А творческая манера автора близка к жанру "стихотворения в прозе", где мысли выражаются не столько открытым текстом, сколько самим строем художественной речи, его эмоциональностью.

Не случайно многие миниатюры в этой книге можно без всякого риска отнести уже к самостоятельным образцам этого жанра. Истинными стихотворениями в прозе я назвал бы такие этюды, как "Сила жизни", "Мелодия дождя", "Дороги", "Скворцы прилетели", "Тихая охота" (последний этюд, впрочем, уже похож на маленькую поэму). Здесь я нахожу все признаки жанра, некогда облюбованного И.С.Тургеневым, а потом - Солоухиным и Солженицыным (в "Крохотках"): богатую ассоциативность, поэтическую аллегорию, сложные обобщения.

Внутренний мир отражен как в стихах - отсюда музыкальность речи... А странная выходка способна осветить человеческую душу, очистив ее от бытовой угнетенности. Такова малюсенькая новелла "Просьба". Один человек звонит по междугородному телефону другому человеку и просит его спеть на пару "Когда мне невмочь пересилить беду..." Эта новелла - о волнующей "проницаемости" истинного искусства, которое сближает людей, разделенных тысячами километров... Нужны ли после этого ученые трактаты о народности песен Окуджавы?

"Буран" - вариация на заманчивую классическую тему (Пушкин, Толстой). Вместо тройки лошадей - заблудившийся автобус, который с трудом пробивается к совхозу и, обессиленный, застревает на улице. А потом - восемь дней пребывания героя в чужом доме, пока неистовствует буран. Борьба человека с природой заканчивается вничью, вернее, общим примирением. Если бы всегда торжествовал разум!


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку
на этой странице, просто выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

 
Rambler's Top100
Система Orphus
Counter CO.KZ: счетчик посещений страниц - бесплатно и на любой вкус © 2004-2019 Наум Шафер, Павлодар, Казахстан