Наум Шафер
Книги и работы
 Книги и работы << ...
Владимиру Высоцкому - 72. Народный сборник : тридцать лет без Высоцкого ; ежегодник
 
Владимиру Высоцкому - 72. Народный сборник : тридцать лет без Высоцкого ; ежегодник

Н.Шафер. Исаак Дунаевский и Владимир Высоцкий


Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |

4. Среди музыкальных номеров кинофильма "Веселые ребята" особое место принадлежит песенке о сердце, которому "не хочется покоя". Она не только доставляет высочайшее эстетическое наслаждение своим мелодизмом, но и служит характеристикой лирического героя, чье сердечное богатство не знает границ. Разве не таков герой песни "Ноль семь", который поражает не просто культурой чувств, а уникальной способностью любить самоотверженно, тревожно и... счастливо? Два сердца, разделенные многими десятилетиями, бьются в едином ритме.

5. "Музыкальный момент", сочиненный специально для фантастически-виртуозного пианиста Александра Цфасмана, примечателен не только своим вихревым движением, но и какой-то сумятицей чувств, не поддающейся расшифровке. Такую же сумятицу мы ощущаем в песне "Москва-Одесса". Ее нетерпеливый герой летит не туда, куда ему нужно, а туда, "где принимают". Цензор, пропустивший эту песню на маленькую виниловую пластинку, был или круглым дураком, воспринявшим ее просто как критику на непорядки в Аэрофлоте, или, наоборот, очень умным человеком, прикинувшимся малым ребенком, который еще не дорос до понимания символа безысходности в условиях брежневского застоя.

6. Драматический накал всего лишь нескольких тактов из джаз-фантазии "Дуниада" выполняет функцию горестного вступления к песне "Протопи-ка мне баньку, хозяюшка", где в судьбе отдельной личности проглядывает масштабная трагедия всей огромной страны, изведавшей "прелести" тоталитарного режима. Изобразительно-эмоциональная сила песни столь велика, что доводит слушателя до потрясающего оцепенения.

7. Увертюра к "Вольному ветру" - образец универсальности инструментальной музыки. Тот, кто сводит ее лишь к сюжетному содержанию оперетты, где повествуется о напряженной борьбе маленькой балканской страны за свою свободу и независимость, будет прав и неправ. Прав, потому что пафос увертюры действительно соответствует напряженному сюжетному действию. Неправ, потому что музыка, совмещая в себе компоненты "погони" и "преодоления", вызывает в слушателях эмоции, связанные с тематикой защиты не только человеческой личности, но и всей окружающей среды с ее растительным и животным миром. Точь-в-точь, как в "Охоте на волков", где речь идет, с одной стороны, о трагедии умных и семейственных животных, виновных лишь в том, что являются нашими конкурентами по части жратвы (ну не могут же волки пастись, как коровы и овцы!), а с другой стороны, речь идет о нас самих, чью свободу оградили "красными флажками", через которые не решаемся перепрыгнуть в силу своего рабского воспитания.

А волк - перепрыгнул, потому что, при всей своей загнанности, он воспитан на вольном воздухе, благодаря чему не потерял своего волчьего достоинства. Очень легко, в соответствии с Евангелием, возложить на Господа печаль свою. А ты возложи ее на свои собственные плечи, а потом распрямись.

8. Симфоническую картину "Плот" М. А. Булгаков назвал "похоронным адажио". И здесь я допустил ошибку, которую уже трудно исправить. Дело в том, что, сочетая инструментальную музыку Дунаевского с песнями Высоцкого, я старался избегать симфонических версий нашего классика и обращался к "облегченным" редакциям, чтобы они естественней гармонировали с гитарой барда или с теми ансамблями, которые ему аккомпанировали. Тут всё было логично.

Но надо было сделать исключение для пьесы "Плот", которую, конечно же, следовало представить полностью в авторской симфонической редакции. Во-первых, потому, что она завершает программу и должна была прозвучать более серьезно. А во-вторых, именно симфоническая версия "Плота" ближе к траурной музыке, которая соответствует прощальным "Коням привередливым". Поэтому что-то было потеряно в музыкальном единстве обоих произведений. Но так или иначе "Плот" и в адаптированном виде подготавливает слушателя к надорванному экстазу героя "Коней", мучительно пытающегося хотя бы еще немного удержаться на краю обрыва. Драматическая насыщенность мыслей и чувств, которая соединяет оба эти произведения, в то же время ассоциируется с заслуженным вечным покоем - в булгаковском понимании...

На наивысшей точке напряжения заканчивается программа звукового альбома "25 июля". Помимо прочего, о чем говорилось выше, он призван внести хотя бы маленькую лепту в борьбе с обывательскими суждениями, что якобы и Дунаевский, и Высоцкий преждевременно ушли из жизни по собственной вине. Какие бы личные причины ни способствовали их раннему уходу, они оба принадлежали к той инициативной группе творцов, которые упорно вырабатывали в своих слушателях девиз: "А вдруг получится?" Это означало, что нельзя опускать руки в любых неблагоприятных или экстремальных условиях, а надо продолжать делать свое дело, вселяя в людей веру в торжество подлинной жизни без прозябания и лукавого приспособленчества. Такая позиция придавала особую выразительность и красочность их разнородному творчеству.

И для Исаака Осиповича Дунаевского, и для Владимира Семёновича Высоцкого жизнь и искусство были неразделимыми понятиями. Спасение они видели не в тишине, которую тоже любили и нуждались в ней, а в клокотании вечных проблем, которые каждый раз требовали иного решения. И в самые горькие минуты отчаяния, театрализуя мир, они оставались жизнелюбивыми и верящими.

27.10.2010 г.


Опубликовано: Владимиру Высоцкому - 72. Народный сборник : тридцать лет без Высоцкого ; ежегодник . Составители: Л. Ф. Траспов, М. И. Цыбульский - Николаев : Наваль, 2010 . - 432 с.: ил., [16] л, ил. ISBN 978-617-7007-07-3


Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку
на этой странице, просто выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter
Counter CO.KZ: счетчик посещений страниц - бесплатно и на любой вкус © 2004-2021 Наум Шафер, Павлодар, Казахстан