Наум Шафер
Книги и работы
 Книги и работы << ...
Журнал Музыкальная жизнь, 1989 год: Н.Шафер. О так называемых `блатных песнях` Владимира Высоцкого
 
Н.Шафер. О так называемых `блатных песнях` Владимира Высоцкого

Н.Шафер. О так называемых "блатных песнях" Владимира Высоцкого


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 |

Почему "интеллигенция поет блатные песни"

Владимир ВысоцкийКогда кто-то в печати или в устном выступлении упоминает о крамольнейшем песенном жанре, то вслед за этим, как правило, он ссылается на стихотворение Евгения Евтушенко "Интеллигенция поет блатные песни". С одной стороны, такая ссылка звучит весомо. С другой, - констатирует грустный факт, от которого никуда не денешься.

И всегда в подобных случаях мне начинает казаться, что журналист или оратор, цитирующий Евтушенко, помнит только вот эту первую строку, а что там дальше - запамятовал... Думаю, здесь нет его вины, потому что автор довольно редко включает стихотворение в свои сборники. Возникает вопрос: почему? Уж не потому ли, что поэт понял, что подошел к поднятой проблеме не с того конца?

Давайте для начала разберемся в этом. Стихотворение написано в 1958 году и заново переписано в 1975-м. В ранних сборниках Евтушенко я его не обнаружил, поэтому для данной статьи пользуюсь текстом второй редакции. Итак, стихотворение распадается на две неравные части. Первая часть - фиксация факта:

Интеллигенция
          поет блатные песни.
Поет она
          не песни Красной Пресни.
Дает под водку
          и сухие вина
Про ту же Мурку
          и про Енту и раввина.
Поют
          под шашлыки и под сосиски,
Поют врачи,
          артисты и артистки.
Поют в Пахре
          писатели на даче,
Поют геологи
          и атомщики даже.
Поют,
          как будто общий уговор у них
или как будто все из уголовников.

А далее следует мораль-инвектива, весьма типичная для почерка раннего, ершистого Евтушенко, - стойкий поэт решительно противопоставляет себя расхлябанной интеллигенции:

С тех пор,
          когда я был еще молоденький,
я не любил всегда
          фольклор ворья, и революционная мелодия -
мелодия ведущая моя.
И я хочу
          без всякого расчета,
чтобы всегда
              алело высоко
от революционной песни что-то
в стихе
          простом и крепком,
                   как древко.

Сказано действительно "просто и крепко". Но не объяснено главное:  п о ч е м у   ж е  интеллигенция поет все-таки блатные песни, а не, скажем, "Смело, товарищи, в ногу" или "Широка страна моя родная". Молодой поэт просто поставил диагноз: не все обстоит благополучно в нашем обществе...

А вот образец другого подхода к проблеме. "Был у меня приятель, человек с юмором, - как-то рассказывал Леонид Осипович Утесов. - Пошли мы с ним однажды на выставку собак. Выставка была большая. Собак много, и хороших. Они лаяли, рычали. Сначала мой приятель смотрел с интересом, но потом начал мрачнеть и наконец сказал: "Пойдем отсюда". "Почему? - спросил я. - Вам не нравятся собаки?" "Нет, - отвечал он, - покажите мне уже хотя бы одну кошку!" Мы вышли на улицу. Приятель увидел лошадь и очень обрадовался: "Наконец-то хоть лошадь, слава богу!"

Должен оговориться - этот анекдотический случай Утесов не связывает с проблемой блатного фольклора. Но он несомненно помогает поставить проблему. В самом деле, официальные песни, даже высокоталантливые, должны были иметь свою противоположность. Тем более, что песенные стандарты, образуя духовные пустыри, внедрялись даже в любовную лирику. А стандарт, он и есть стандарт: за его пределами остается неведомый мир и огромный массив чувств... И тогда общество интуитивно обращается к жанрам, которые официально не признаны. И чем ретивей высокопоставленные инстанции клеймят непотребные жанры, тем больший интерес вызывают они в обществе: на них лежит клеймо запрета, а запретный плод, как известно, сладок.

Во второй половине 50-х годов начинается новая волна вытеснения профессиональных песен песенками сомнительного музыкального достоинства, но все же весьма привлекательными. Не будем лукавить: музыкальные вкусы основательно испортились. В песенный быт вторглось разноцветное многоголосие: зазвучал жаргон подворотен и забегаловок, обрели язык бичи и арестанты, стали самораскрываться рубахи-парни и пройдохи-чиновники. Советская песенная классика таких героев не знала.


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 |

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку
на этой странице, просто выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

 
Rambler's Top100
Система Orphus
Counter CO.KZ: счетчик посещений страниц - бесплатно и на любой вкус © 2004-2017 Наум Шафер, Павлодар, Казахстан