Наум Шафер
Книги и работы
 Книги и работы << Михаил Булгаков. Оперные либретто. << ...
Михаил Булгаков. Оперные либретто.

Михаил Булгаков. Оперные либретто.

Н.Шафер. Рашель (комментарии к либретто)


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |

Михаил Булгаков.
Рашель.
Либретто оперы по Мопассану.

Впервые опубликовано в книге: Н.Шафер. Дунаевский сегодня. М., 1988. Публикуется по тексту этого издания с исправлением отдельных неточностей.

Если не считать совместной работы М.Булгакова и драматурга В.Воинова над оперным либретто "Дружба" (по рассказу П.Павленко "Ночь") - для композитора В.П.Соловьева-Седого, то в 1936-1939 годах писатель создал четыре законченных произведения в этом жанре. "Рашель" - последнее из них. В основу сюжета был взят рассказ Ги де Мопассана "Мадмуазель Фифи".

По инициативе заместителя директора Большого театра Я.Л.Леонтьева и дирижёра С.А.Самосуда к сочинению музыки приступил Исаак Осипович Дунаевский. Правда, некоторое время спустя Самосуд решил заменить его Д.Б.Кабалевским, который зарекомендовал себя оперой "Кола Брюньон". Но писатель решительно воспротивился этой замене.

Чем же объяснить, что Булгаков заключил творческий союз именно с Дунаевским, который никогда не писал опер и был популярен преимущественно как мастер "лёгкого жанра"? Здесь ничего не было странного. Тонкий ценитель и знаток музыки, Булгаков сознавал, какой переворот совершил Дунаевский в области "легкого" жанра, возвысив его до уровня самого серьёзного искусства. Нетрудно предположить, что, хорошо зная кинофильмы с музыкой Дунаевского, он почувствовал в композиторе необыкновенный талант музыкального драматурга. Кроме того, Булгаков не мог не обратить внимания то, что в кинофильме "Дети капитана Гранта" и в оперетте "Соломенная шляпка" Дунаевский с большим художественным вкусом и тактом "подстилизовал" некоторые мелодии под французскую бытовую музыку - и это, очевидно, больше всего устраивало писателя.

К сожалению, сотрудничество Булгакова и Дунаевского не увенчалось успехом. Здесь были очень сложные причины, но, предваряя их объяснение, обратимся к сохранившейся переписке писателя и композитора1.

Работая над "Рашелью", Булгаков одновременно отделывал пьесу по мотивам Сервантеса "Дон Кихот" и заканчивал главную книгу своей жизни - "Мастер и Маргарита". Первое письмо, датированное 1-м декабря 1938 года и адресованное Дунаевскому в Ленинград, где в это время жил композитор, носит весьма радужный характер и пока не предвещает ничего драматического:

"Дорогой Исаак Осипович!

Что же Вы не подаёте о себе никакой вести? Я отделываю "Рашель" и надеюсь, что на днях она будет готова. Очень хочется с Вами повидаться. Как только будете в Москве, прошу Вас: позвоните мне. И "Рашель", и я соскучились по Вас.

Ваш М.Булгаков".

В ответном письме от 4-го декабря Дунаевский с обезоруживающей непосредственностью объясняет, почему он иногда вынужден уклоняться от встреч со своим соавтором: "Мои приезды на 1-2 дня в Москву настолько загружены разными "делами", что подлинное и настоящее наше дело не хочется ворошить получасовыми налётами на Ваш покой и работу. Я счастлив, что Вы подходите к концу работы, и не сомневаюсь, что Вы дадите мне много подлинного вдохновения блестящей талантливостью Вашего либретто".

В ответ на это письмо писатель высылает композитору первый акт "Рашели". Дунаевский с восторгом его принимает и свои чувства выражает в письме от 18 января 1939 года:

"Дорогой Михаил Афанасьевич! считаю первый акт нашей оперы с текстуальной и драматургической стороны шедевром. Надо и мне теперь подтягиваться к Вам. [...] Друг мой дорогой и талантливый! Ни секунды не думайте обо мне иначе, как о человеке, беспредельно любящем своё будущее детище. Я уже Вам говорил, что мне шутить в мои 39 лет поздновато. Скидок себе не допускаю, а потому товар хочу показать высокого класса. Имею я право на длительную подготовку "станка"? Мне кажется, что да. [...] Крепко жму Вашу руку и желаю действовать и дальше, как в I картине. Я её много раз читал среди друзей.

Фурор! Знай наших!

Ваш И.Дунаевский".

Писатель немедленно высылает композитору второй акт вместе с сопроводительным письмом. Это письмо - ещё более радостное по настроению, чем предыдущее, хотя писатель и жалуется на нездоровье. После длительного периода безнадёжности, после неудачных попыток сценически воплотить "Минина и Пожарского", "Петра Великого" и "Чёрное море", у Булгакова вдруг появилась уверенность, что ему удастся реализовать хоть одно своё оперное либретто. Он почти не сомневался в успехе "Рашели". Казалось, само имя Дунаевского, столь широко известное и авторитетное в то время, служило гарантией этому.

"Получил Ваше милое письмо, дорогой Исаак Осипович! Оно даёт бодрость и надежду. В этом письме вторая картина. От всей души желаю Вам вдохновения. К этому пожеланию полностью присоединяется Елена Сергеевна. Мы толкуем о Вас часто, дружелюбно и очень, очень веруем.

Извините, что пишу коротко и как-то хрипло-отрывисто - нездоровится. Колючий озноб, и мысли разбегаются. Руку жму крепко, лучшие пожелания посылаю.

Ваш М.Булгаков.

Р.S. Не могу отделаться от мысли, что Шантавуан - бас. Бас, бас! Не согласны?"

Любопытно, что это письмо датировано 22-м января 1939 года, то есть днём окончательной переработки второй картины либретто. Писатель даже не дал "вылежаться" материалу - он моментально отправил его композитору. Его настолько захватило творческое воодушевление, что следующую, третью картину он заканчивает буквально через четыре дня, 26 января, и опять-таки сразу же отправляет её композитору с сопроводительным письмом. В этом письме впервые прозвучали тревожные ноты: ведь композитор всё ещё не приступил к работе над оперой. А Булгаков жаждал чуда...

"Дорогой Исаак Осипович!

При этом письме третья картина "Рашели". На днях во время бессонницы было мне видение. А именно: появился Петр I и многозначительно сказал:

- Время подобно железу горящему, которое ежели остынет...

А вслед за ним пожаловал и современник Шекспира Вебстер и то же самое подтвердил:

- Strike while the iron is hot.2

Да! Это ясно, ковать, ковать железо, пока горячо!

Пишите! Пишите! От Елены Сергеевны и от меня привет!

Ваш М.Булгаков. "

Но Дунаевский не торопился "ковать", и на Булгакова это действовало угнетающе. Отсутствие перспективы порождает в нём вялость. Над последними двумя картинами писатель работает уже в замедленном темпе - два месяца. 25 февраля произошёл неприятный инцидент, который был запечатлен в дневнике Елены Сергеевны:

"... звонок и приезд Дунаевского. Неудачный вечер, Миша был хмур, печален, потом говорил, что не может работать над "Рашелью", если Дунаевский не отвечает на телеграмму и если он ведёт разговоры по поводу оперы в таком роде, что "Франция ведёт себя плохо" - значит, не пойдёт!

Дунаевский играл до четырёх часов на рояле, кой-какие намётки "Рашели". А потом мы с Николаем Робертовичем [Эрдманом] пилили Мишу, что он своей мрачностью и сухостью отпугнул Дунаевского"3.


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку
на этой странице, просто выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

 
Rambler's Top100
Система Orphus
Counter CO.KZ: счетчик посещений страниц - бесплатно и на любой вкус © 2004-2017 Наум Шафер, Павлодар, Казахстан