Наум Шафер
Книги и работы
 Книги и работы << ...
Владимиру Высоцкому - 72. Народный сборник : тридцать лет без Высоцкого ; ежегодник
 
Владимиру Высоцкому - 72. Народный сборник : тридцать лет без Высоцкого ; ежегодник

Н.Шафер. Исаак Дунаевский и Владимир Высоцкий


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |

Наум Шафер. "Исаак Дунаевский и Владимир Высоцкий"

(к истории создания звучащего альбома "25 июля")

Владимиру Высоцкому - 72. Народный сборник : тридцать лет без Высоцкого ; ежегодникАкадемизм сам по себе хорош, если он помогает выстроить стройную и в то же время строгую художественную концепцию. Здесь возникает даже повод поразмышлять (пусть с некоторой долей юмора) о его ненарочитой прелести. Но он невыносим, когда в его основе лежит догматический подход к различным видам искусств, в частности к музыкальному, в "результате чего на первый план выдвигается не идея социальной и художественной ценности произведения, а скучное и серое рассуждение о "высоких" и "низких" жанрах.

Так, например, произведения Исаака Осиповича Дунаевского, формально относящиеся к "легкой" музыке, обычно сопоставляются с мелодиями Блантера, Соловьева-Седого, братьев Покрассов и других замечательных композиторов-песенников, в то время как по фактуре и эстетическим качествам они более примыкают к творениям Глинки, Чайковского и Рахманинова.

Владимир ВысоцкийЧто же касается песен Владимира Высоцкого, то многие из них, в особенности те, которые написаны на военную тему, способны вызвать многогранные и беспредельные эмоции, как большая серьезная симфония. А их, как правило, анализируют на фоне лишь бардовского искусства.

В своей давней статье "Владимир Высоцкий как композитор" {"Театр", 1988 г., № 6) я рискнул сопоставить его песни с одной из симфоний Малера. А нью-йоркский оперно-симфонический дирижер Давид Бухин пошел еще дальше. В эссе "О тех, кто вчера не вернулся из боя" ("Мы здесь", 2010 г., № 231) он размышляет о творчестве Высоцкого как о чуде на фоне всех форм мирового искусства.

Это особенно симптоматично, потому что размышляет, говорит и пишет профессиональный музыкант. А ведь именно профессиональные музыканты были главными врагами бардовского движения. Одни - по причине эстетского чванства, другие (в особенности композиторы-песенники) -из конкурентных соображений.

И здесь пора назвать вещи своими именами: на бардовское движение ополчились не столько власти, сколько уязвленные композиторы, которые стали строчить доносы этим самым властям, принуждая их реагировать и принимать соответствующие меры. Парадокс в том, что авторами этих доносов были подчас создатели гениальных мелодий, всенародно любимых в годы войны и в первые послевоенные годы.

Так, например, Василий Павлович Соловьев-Седой ("Прощай, любимый город", "Соловьи, соловьи", "Подмосковные вечера") громил Высоцкого за музыкальную малограмотность и отсутствие художественного вкуса. Никита Владимирович Богословский ("Спят курганы темные", "Темная ночь", "Три года ты мне снилась"), потеряв всем известное прирожденное чувство юмора, "нарисовал" донос на журнал "Музыкальная жизнь", который посмел опубликовать на обложке портрет Булата Окуджавы, "не знающего нот". Об этом мне рассказала заведующая отделом журнала Татьяна Александровна Лебедева. Случай особенно парадоксальный, ибо не кто иной, как Богословский, оказал огромное влияние на развитие бардовского творчества.

Исаак ДунаевскийЕвгений Исаакович Клячкин в личной беседе со мной (после его концерта в Олимпийской деревне под Москвой) сказал: "Конечно же, король песни - это Дунаевский. Но все наши барды и менестрели, в том числе я, находились под сильным влиянием лирических песен Богословского, особенно в бернесовской интерпретации. Они покорили наши души и сердца своей безыскусственностью и лучезарной интимностью в отражении не только личных чувств, но и общественных проблем. Поэтому зря кое-кто пытается доказывать, что барды - это антиподы советской песни. Наоборот. Они просто направили ее по новому руслу. А в исполнительской манере взяли очень многое от Марка Бернеса..."

Действительно, парадокс. Никита Богословский, лирик и острослов, создатель бернесовского репертуара (чего стоит только одна "Темная ночь"!), был крайне завистлив. Из бардов он выделял прежде всего Евгения Бачурина и всячески его пропагандировал. Почему? Да потому что песни Бачурина по своим мелодическим качествам никак не конкурировали с его творчеством. А песни Булата Окуджавы - конкурировали, да еще как!

Кстати, Богословский постоянно испытывал ревность и к своим профессиональным коллегам. Дунаевскому, своему крестному отцу в кинематографии (именно Исаак Осипович рекомендовал его режиссеру В. Вайнштоку в качестве молодого способного композитора для кинофильма "Остров сокровищ"), он завидовал всю жизнь и переделал его имя-отчество на "Иссяк Осипович". По словам старшего сына Дунаевского, Евгения, это стоило нескольких лет жизни его великому отцу, который до конца дней был полон творческих сил, но слишком близко принимал к сердцу обывательские сплетни, что он якобы исписался, иссяк...


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 |

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку
на этой странице, просто выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

 
Rambler's Top100
Система Orphus
Counter CO.KZ: счетчик посещений страниц - бесплатно и на любой вкус © 2004-2017 Наум Шафер, Павлодар, Казахстан