Наум Шафер
Книги и работы
 Книги и работы << Наум Шафер. День Брусиловского << ...
Наум Шафер. День Брусиловского. Мемуарный роман

Наум Шафер. День Брусиловского

Несостоявшийся дуэт


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 |

Снова напоминаю: единственный час по понедельникам у Брусиловского делился на две неравные половины: минут сорок уходили на литературно-общественную тематику и всего пятнадцать-двадцать минут на разбор моих музыкальных опусов. Временами у меня возникали опасения, что я ему интересен не как молодой композитор, а просто как собеседник. А мои сочинения - это так, приложение ко всему прочему… Ведь даже в процессе разбора моих опусов Евгений Григорьевич мог отвлечься и вставлять едкие реплики, не относящиеся к делу. Например:

- Вы явно запутались между демократизмом и либерализмом. А ведь это - разные вещи.

Или:

- Вы абсолютно утратили ощущение специфики времени, вы живете в выдуманном мире.

Или (с неприкрытой резкостью):

- От пустого разглагольствования всегда остается смрадный осадок.

Проверяя, насколько интенсивно я выбирался из выдуманного мира в реальный, он подчас мог задать неожиданный вопрос:

- Согласны ли вы с концепцией Симонова в "Литературной газете" по поводу дискуссии об изучении творчества Маяковского?

Или:

- Посмотрели ли вы итальянский фильм "Под небом Сицилии"? И получили ли вы при этом компенсацию после очередного просмотра ваших любимых "Кубанских казаков"?

Или:

- Может быть, вы мне объясните, что сейчас творится в Индо-Китае? Никак понять не могу…

Ах, хитрец! Никак понять не может… Это я-то должен ему объяснить?!

Но перейду к нашим музыкальным занятиям. Я намеренно их отделил от всего остального, поскольку записки мои не хронологические, а сгруппированы по тематике. В тот день, когда я впервые оказался в рабочем кабинете Брусиловского и получил отповедь за Гончарова, музыкальная тема почти отсутствовала в нашем разговоре. Но в следующий понедельник мне пришлось пережить один неприятный момент. Композитор пригласил меня к роялю и предложил сыграть что-нибудь из своих сочинений или просто поимпровизировать… Видать, я сильно переменился в лице, потому что Евгений Григорьевич быстро сказал:

Ладно, я сам…

Он стал наигрывать мои вещи, одновременно комментируя их. Детали дальнейших занятий уже сместились в моей памяти, перемешались, многое забылось, но первый "разбор" запомнился во всех подробностях, поэтому и воспроизведу его более конкретно.

Начал он со "Студенческого вальса":

- Ну тут я задерживаться не буду. Вы просто честно отдали долг своему студенчеству, представив его в разовом цвете. Обычное явление… Жизнь хочется увидеть в реальности такой, какой она бывает в нашем воображении. Возможно, вас спровоцировали стихи - кстати, довольно банальные… А вот "Отпусти меня, родная" значительно лучше. Это и понятно: грех писать плохую музыку на некрасовские стихи. Вы тут сумели соблюсти художественный такт, используя краски русского национального мелоса. При всей подражательности - получилась самобытная песня. В какой - то степени повторилась история с "Вечерним вальсом". Подражая, вы умеете оставаться самобытным. Но фактура… фактура… Ваш аккомпанемент явно отстает от вашего мелодического дара. Сознайтесь: вы неважно играете на фортепиано.

Пришлось сознаться, при каких обстоятельствах я брал уроки фортепиано у акмолинской пианистки Раисы Исааковны Горешник - сначала у нее на дому, а потом - в музыкальной школе. Все домашние задания - практические и теоретические - я выполнял дома на… балалайке.

Как? Как? - переспросил Брусиловский. - На балалайке?

И я стал рассказывать, что из себя представлял послевоенный Акмолинск 40-х годов: неухоженные и неасфальтированные улицы; базар - в самом центре города, почти впритык к городскому саду, куда со всей области съезжались расхристанные грузовики и телеги, запряженные лошадьми, быками и верблюдами; обилие саманных постоялых дворов для колхозников; дома жилые и служебные, - сплошь одноэтажные, за исключением Почтамта, Управления железной дороги, Женской средней школы № 1 имени Кирова, да парочек двухэтажных деревянных строений на Революционной улице… На весь город - всего три или четыре пианино: одно - в театре, другое - в школе Кирова (там, кстати, в подвале потом и обосновалась музыкальная школа), третье - на квартире пианистки Раисы Исааковны Горешник, четвертое (если оно было) - неизвестно где… Ну как я мог совершенствоваться в игре на фортепиано и выполнять домашние задания? Пришлось прибегнуть к балалайке…

- Ну и оригинал! - воскликнул Брусиловский. - А знаете, вы мне сейчас подкинули очень интересную мысль. Тут у меня один студент плоховато играет на рояле. Я ему посоветую, чтобы он почаще тренировался на домбре, авось станет приличным пианистом.

Текст сформирован на основе публикации портала adilet.zan.kz

Очевидно, композитору самому стало весело от собственных слов, потому что, хмыкнув, он сам стал откашливаться, подавляя смех. А затем спросил:

- И больших успехов вы достигли в игре на балалайке?

- Я выступал на различных смотрах художественной самодеятельности…

- И каков был ваш репертуар?

- Я играл свою собственную фантазию на темы Дунаевского, а также "Вечерний вальс". Ну и народные мелодии - "Светит месяц" и другие.

Аплодисменты, конечно, были бурными?

Я получил несколько похвальных грамот…

- Вот как! А те, которые вручали вам эти грамоты, сами-то были грамотными? То есть я хотел спросить, имели ли они представление о нотной грамоте?

- Н-не знаю… Но за исполнение "Вечернего вальса" я однажды получил приз: мне выдали отрез белого материала, и мама сшила мне рубашку.

- Потрясающе! И тот, кто вручал вам отрез, безусловно произнес при этом речь?

- Да. Заведующая гороно так и сказала: раз не только играет, но и сочиняет, то приз должен быть весомым.

- Так это же остроумная женщина!

- Наверное. Но потом меня пригласили выступать по радио с исполнением "Вечернего вальса". Мне аккомпанировал мандолинист.

- Впервые слышу, что мандолина по отношению к балалайке является аккомпанирующим инструментом. Может быть, вы хотели сказать, что выступили в дуэте с мандолинистом?

- Да, в дуэте.

- Это другое дело.

Приступив к разбору романса "Душа моя мрачна" на стихи Лермонтова (переведенного из цикла "Еврейских мелодий" Байрона), Евгений Григорьевич сказал:

- Древнееврейской тематике вы придали идишитский характер. Какие-то отзвуки из бытовой песенки "Идл митн фидл" здесь явно прослушиваются. А кульминацию - "Иль разорвется грудь от муки" - вы сделали в стиле синагогальных молитв. Возможно, кто-то обвинит вас в эклектике, но опять-таки получилось оригинально. Может быть, мне завести тетрадь, в которой я под номерами буду обозначать ваши экстравагантные штучки? Сейчас последует уже третий пункт. В то время, когда наши сородичи тщательно скрывают свою национальность, вы ее намеренно афишируете и прилагаете к лермонтовскому переводу какой-то переводный текст на еврейском языке. Кто вас научил писать по-еврейски?

- В Бессарабии, при румынах, я учился в еврейской школе "Тарбут".

- А почему вы решили, что я тоже знаю еврейский язык?

- А разве нет? - разочарованно спросил я.

- Представьте себе: нет! Правда, в детстве, когда жил в Ростове-на-Дону, то какие-то фразы умел произносить в рифму. Например, "кадухес", "афцелухес" и - наклоните ближе ухо - "киш мих ин тухес". - И композитор, резко оттолкнув меня, погрозил пальцем.

Я не знал, что подумать. Настало длительное молчание. Брусиловский снова начал перелистывать мои ноты, при этом хмыкал и повторял: "Так-так. Теперь мне все понятно".

"Что ему понятно"? - с тревогой думал я.

Прошло еще несколько минут, и, наконец, композитор торжественно провозгласил:

- Теперь мне действительно все понятно! А я-то думал, откуда у него взялись эти интонации, которые он так ловко переплавил во всех четырех вещах, да и в оперном романсе тоже. Кстати, ваш "Романс Печорина" находится сейчас на экспертизе у Бориса Григорьевича Ерзаковича, и мы о нем поговорим в следующий понедельник… Так вы, оказывается жили в Румынии…

- В Бессарабии, - поправил я. - В русской Бессарабии, захваченной Румынией в 1918 году.


[Следующая]
Стpаницы: | 1 | 2 | 3 |

Если вы заметили орфографическую, стилистическую или другую ошибку
на этой странице, просто выделите ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

 
Rambler's Top100
Система Orphus
Counter CO.KZ: счетчик посещений страниц - бесплатно и на любой вкус © 2004-2018 Наум Шафер, Павлодар, Казахстан